В Барнауле суд вернул в прокуратуру дело студентки об экстремизме

Суд вернул дело студентки Марии Мотузной, обвиняемой в экстремизме, обратно в прокуратуру. Соответствующее ходатайство адвоката Алексея Бушмакова было удовлетворено во вторник, 9 октября.

Как объясняется в решении суда, следствие не выяснило ни мотивы, ни умысел жительницы Барнаула, а также не подтвердило, что она хотела нанести ущерб конституционному строю.

Кроме того, важную роль сыграло то, что посты Мотузной не повлекли за собой отрицательных последствий для общества. Ходатайство поддержал и прокурор.

Помимо прочего, срок давности по статье, которую коротко называют «за оскорбление чувств верующих», истекает 15 октября, а ответственность по статье 282 УК РФ «Экстремизм», вероятно, будет снята с подсудимой в связи с возможным принятием поправок в соответствующий закон, добавил Бушмаков.

После заседания адвокаты и подсудимая общались с журналистами. По мнению Алексея Бушмакова, после постановления Пленума Верховного суда количество уголовных дел за репосты уменьшится. Но вместе с тем станет больше административных дел, поскольку «люди всегда будут высказывать свое мнение и критиковать власть и церковь».

О 23-летней жительнице Барнаула Марии Мотузной узнала вся страна в связи с обвинениями в экстремизме (часть 1 статьи 282 УК России) и оскорблении чувств верующих (часть 1 статьи 148 УК России), которые ей вменили за репосты мемов в социальной сети «ВКонтакте».

Как рассказала Мотузная, 8 мая в ее квартиру ворвались следователь, трое оперативных уполномоченных и двое понятых. У незваных гостей было постановление на обыск, в ходе которого у нее конфисковали телефон и компьютер.

Девушку в тот же день доставили на допрос в региональное подразделение МВД России по противодействию экстремизму. Там ей показали альбом с картинками, которые она сохраняла на свою старую страницу (там она значилась под псевдонимом Мария Фролова). Именно на них и отреагировали правоохранители.

«Мне стали говорить, что, сохраняя картинки, я оскорбляла людей, что я должна признаться. Я смеялась только первые минут 15», — написала обвиняемая в своем твиттере.

По словам жительницы Барнаула, на допросе ей рассказали о случае другой девушки, которая получила три года ограничения свободы за оскорбление чувств верующих. В этом контексте Мотузной посоветовали подписать признание в этом правонарушении. Следователь в разговоре с ней также уточнила, что максимальное наказание за это составляет пять лет тюрьмы.

Обвиняемая рассказала, что сильно испугалась, из-за чего решила подписать признательное показание и подписку о невыезде. «Мне обещали, что, если я признаюсь, получу исправительные работы», — сказала она.

Через некоторое время Мотузная узнала о двух возбужденных против нее уголовных делах. Ее банковские счета и карты оказались заблокированы «в связи со спонсированием терроризма».

Читайте также:  Законопроект о смягчении наказании "за репосты" внесен в Госдуму

Первое судебное заседание по делу Мотузной состоялось 6 августа. На нем она отказалась от своих признательных показаний. «Я отказываюсь от данной ранее явки с повинной, так как мне не был предоставлен адвокат. Настаиваю на изменении рассмотрения дела с особого порядка на общий. Вину не признаю», — обратилась она к судье Сергею Трушкину. Он удовлетворил это ходатайство. В то же время сама Мотузная отмечала, что не рассчитывает на оправдательный приговор.

На третьем и четвертом судебных заседаниях по этому делу, состоявшихся 28 августа и 10 сентября, заслушивались показания свидетелей стороны обвинения. В конце лета понятыми выступали Дарья Исаенко и Анастасия Битнер. Они утверждали, что нашли страницу Мотузной совершенно случайно «то ли через группу, то ли через сервис «Возможные друзья»».

После заседания, которое проходило в закрытом режиме по просьбе допрашиваемых, поскольку им и их семьям якобы поступали сообщения с угрозами, Мотузная рассказала журналистам, что свидетельницы путались в показаниях. По ее словам, они не могли конкретно ответить на вопрос о том, что задело их в определенных картинках. У обвиняемой также создалось впечатление, что девушки озвучивали заранее заготовленные тексты.

Третьим свидетелем на том заседании выступил сотрудник Центра «Э» (Главное управление по противодействию экстремизму МВД РФ) Вадим Стрелков.

По его словам, он просмотрел все картинки на странице Мотузной всего за час. Обвиняемую это привело в замешательство, потому что их у нее сохранено 14 тысяч. На вопрос подсудимой, как свидетелю это удалось, он ответить не смог: сказал, что не помнит.

На четвертом заседании тоже выступили три свидетеля, двоих из которых привлекли к этому делу, потому что они учатся на юридическом факультете и, по их словам, их часто приглашают в суд для выступления в качестве свидетелей.

Студентка Дарья Паутова не смогла описать картинки с аккаунта Мотузной, которые ей показывали ранее, потому что, по ее словам, забыла их. При этом она отметила, что смотреть на них ей было неприятно.

Ее подруга Юлия Схоменко сообщила, что из представленных ей изображений запомнила только про «унижение рас и религии». Впрочем, точное их содержание свидетельница также не смогла воспроизвести. По этой причине без ответа остался вопрос адвоката о том, что именно ее задело в увиденных картинках. В то же время Схоменко заявила, что при просмотре изображений у нее «возникла ненависть к религии».

Читайте также:  Камчатская школьница спасла пятерых детей из пожара

Третий свидетель — Максим Лямкин, с которым подсудимая ранее состояла в отношениях, — давал показания в ее поддержку. По его словам, в личном общении Мотузная не делала каких-либо заявлений в отношении рас или религий и не пропагандировала никакие идеи.

Он также сообщил, что подсудимая — атеистка, но ходит в церковь с верующей мамой.

Что касается оскорбления рас, Лямкин отметил, что они вместе с Мотузной восхищались творчеством афроамериканцев, в частности, многих музыкантов и актеров.

До этого слушания подсудимая проходила психиатрическую экспертизу. «Я заикнулась про политическую позицию, что раньше ходила на митинги. Психиатр спросил: «Зачем? Вам там медом намазано?» Сказал, что осуждает молодежь, мол, работать надо, а не ерундой страдать», — рассказала девушка «11news.ru».

По мнению экспертов, множественные психологические характеристики Мотузной, указанные в заключении, «не оказали существенного влияния на ее поведение во время совершения общественно-опасного деяния».

В последнее время к теме осуждения за посты в интернете приковано особенно пристальное внимание. 3 октября президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о частичной декриминализации части 1 статьи 282 УК. В соответствии с этими изменениями первое преступление этой статьи планируется рассматривать в административном, а не в уголовном порядке. Если же публичные действия, оскорбляющие и унижающие какие-либо группы по признакам расы, пола, национальности, религии и другим критериям, совершались чаще одного раза в течение года, то наступает уголовная ответственность.

20 сентября Верховный суд России внес изменения в постановление Пленума от 28 июня 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». С этого момента экстремистские посты в соцсетях, если они не несут опасности для общества, не будут квалифицироваться как преступление. Об этом заявили «11news.ru» в пресс-службе Верховного суда по итогам пленарного заседания.

Дело об экстремизме можно завести, только когда человек, опубликовавший какой-либо материал, «осознавал направленность своего поступка и целенаправленно нарушал основы конституционного строя», а «также имел цель возбудить ненависть или вражду».


Для выявления преступного умысла необходимо учитывать контекст размещенной информации, а также тщательно изучать аккаунты обвиняемых в социальных сетях. ВС призвал учитывать размер аудитории, на глаза которой попалась экстремистская информация, количество просмотров таких постов, а также влияние контента на поведение аудитории. К тому же суд в данном случае будут интересовать данные о личности предполагаемого нарушителя. Например, является ли он приверженцем радикальной идеологии или привлекали ли его когда-либо к административной или уголовной ответственности.

label

About the author

Оставить комментарий