Заполярная археология: какие тайны хранят воды Земли Франца-Иосифа

Источник: РИА «Новости»

Первое в истории подводное архиологическое исследование в Арктике провели в начале сентября российские полярники. К останкам британской шхуны, затонувшей в XIX веке, погружались участники экспедиции «Открытый океан: архипелаги Арктики». Яхта экспедиции «Альтер Эго» вернулась в Мурманск 14 сентября. Портал iz.ru связался с одним из участников погружения, и с директором Музея Арктики и Антарктики и выяснил, как проходили работы и что в действительности значит эта находка.

Неуловимая «Эйра»

О том, что они стали первыми, кому удалось провести подводные архиологические исследования в арктических условиях, участники экспедиции сообщили на странице проекта «Открытый океан: архипелаги Арктики» в Facebook. Впрочем, как пояснил порталу iz.ru директор Музея Арктики и Антарктики Виктор Боярский, дело тут «не в первых или последних», а, собственно, в истории судна, которое исследовали водолазы.

Тут соревнования никому не нужны. Упор нужно делать на том, что впервые обнаружена и подтверждена «Эйра», которую, кстати, искали очень долго. Все знали, где она должна была лежать, но никто не мог найти. Сейчас у участников этой экспедиции всё совпало, были хорошие погодные условия — и они ее нашли.

Виктор Боярский

«Эйра» — паровое судно, которое принадлежало британцу Бенджамину Ли Смиту. Он считается одним из важнейших исследователей Арктики. На «Эйре» Ли Смиту два раза подряд удалось достичь архипелага Земля Франца-Иосифа.

В 1880 году, стараясь добраться до восточных берегов Гренландии (и потерпев неудачу), он открыл большое количество островов к западу от архипелага. В 1881 году Бенджамин Ли Смит вернулся к Земле Франца-Иосифа, однако экспедиция столкнулась с неожиданными трудностями. «Эйра» была затерта льдами и погибла за несколько часов, а ее команда вынуждена была остаться на зимовку на мысе Флора острова Нортбрук, который он же и открыл. Тем не менее участникам экспедиции удалось спастись — в 1882 году они сумели вернуться на Большую землю на снятых с корабля шлюпках.

Место гибели «Эйры», как и сама зимовка экипажа, было описано в письмах и дневниках, поэтому само местонахождение корабля было хорошо известно. Тем не менее до сих пор никому из современных исследователей обнаружить его не удавалось.

«Опустили под воду камеру GoPro»

«Открытый океан: архипелаги Арктики» — проект, в масштабах которого действует экспедиция «По следам двух капитанов». По иронии судьбы ее история началась почти 15 лет назад именно с поисков «Эйры». Впервые на острова архипелага Земли Франца-Иосифа участники экспедиции прибыли еще в 2005 году, об этом в своем интервью порталу iz.ru зимой 2018 года рассказывал Евгений Ферштер — руководитель экспедиции 2017 года.

Тогда, впрочем, найти корабль не удалось. Зато исследователи случайно наткнулись на следы экспедиции российского полярника Георгия Брусилова — судьба его шхуны «Святая Анна» оставалась неизвестной с 1914 года, и именно ее история легла в основу романа Вениамина Каверина «Два капитана». Исследователи решили заняться дальнейшими поисками следов корабля Брусилова — так появилось название «По следам двух капитанов».

Участники экспедиции во время погружения на месте, где утонула «Эйра» | Источник: В. Мельник/«Открытый океан: архипелаги Арктики»

Летом 2017 года судьба совершила новый поворот — рассчитывая найти новые следы «Святой Анны» (найти их ни в этом, ни в прошлом году так и не удалось), они случайно оказались в бухте, где погибла «Эйра».

Читайте также:  Российские ученые применили "пластиковые антитела" для лечения рака

Нас льды загнали именно в ту бухту, где утонула «Эйра». Мы не могли упустить такой шанс. Мы ведь когда-то впервые сюда попали именно ради нее. У нас даже никакого специализированного оборудования не было, только эхолоты, сонары: чисто навигационное оборудование, чтобы понимать картину дна. И мы решили попробовать. Мы барражировали и где-то на 10−12-м проходе нашли какой-то объект. Опустили туда камеру GoPro, посмотрели — вообще говоря там можно было «прочитать» отдельные доски, то есть объект был явно искусственного происхождения.

Евгений Ферштер

руководитель экспедиции 2017 года

338 минут под водой

Изучение обнаруженного объекта вошло в список ключевых задач экспедиции 2018 года (одновременно ее участники выполняют ряд научных исследований). В плавание с экипажем «Альтер Эго» отправилась команда водолазов. Среди них — водолаз-спасатель международного класса Сергей Ковалев, который к этому моменту совершил больше 3 тыс. погружений, в том числе на Северном полюсе. Они обеспечивали работу археолога Марка Степанова — он ранее занимался подводными исследованиями исторических объектов на Балтике, Волхове, в водах Черного и Азовского морей. Портал iz.ru связался с ним на следующий день после возвращения экспедиции в Мурманск.

— Поскольку судно было найдено дистанционным способом, первой задачей было установить, действительно ли это судно. Для этого мы совершили 13 спусков в арктических условиях, проведя под водой в общей сложности 338 минут. Другая задача — определение сохранности. Объект находится в активной зоне действия полярных льдов, особенно айсбергов, которые нещадно пашут дно. Далее песчаное ровное плато, на которое айсберг если зашел, то он не щадит ничего, — рассказал порталу iz.ru подводный археолог.

Фотофиксация реликвий на месте кораблекрушения «Эйры» | Источник: В. Мельник/«Открытый океан: архипелаги Аркти

Следующей и, может быть, самой важной задачей для исследователей было установить принадлежность — то есть название — судна, которое, по его словам, сейчас представляет собой лишь остов: «ни о палубных надстройках, ни, собственно, о палубе там речи быть не может». К тому же из архивных документов, которые раньше собрали участники экспедиции, было известно, что ни на бортах, ни на корме «Эйры» изначально названия никогда не было.

Оно было на корабельном колоколе, но его сняли участники команды Ли Смита, покидавшие гибнущий корабль: вместе с продуктами, научной коллекцией, собранной самим Ли Смитом, и снастями и даже парусиной. Из воспоминаний членов экипажа известно, что позднее корабельная рында использовалась участниками зимовки на мысе Флора как колокол во время совершения воскресных молитв.

Убедиться в том, что перед ними, с высокой вероятностью, находилась та самая паровая шхуна, археологам в целом помогли два небольших фрагмента керамики.

Комплекс находок, поднятый с остатков корпуса судна, позволяет утверждать, что судно имеет британское происхождение и привязку к городу Peterhead (название города рельефно прописано на фрагменте керамического сосуда, предположительно из-под рома, вместе с именем производителя ) — месту постройки паровой яхты «Эйра» | Источник: В. Мельник/«Открытый океан: архипелаги Аркти

Первый фрагмент — специализированная лабораторная керамика с надписью London. Такая керамика присуща все-таки специализированным научным судам, каким, собственно, «Эйра» и была. Второй фрагмент керамики указал на «Эйру» больше точно — это фрагмент кувшина либо из-под рома, либо из-под вина, производства некоего Роберта К… — дальше текст утрачен. Под ним сохранилась надпись Wine and Spirit, еще строчкой ниже написано Peterhead. А Питерхед — это шотландский город, в каком находилась верфь, на которой построена «Эйра»

Марк Степанов

археолог, участник подводных работ на судне «Эйра»

Корабль-оазис

Может быть, одна из причин, по которой до сих пор никому не удавалось обнаружить «Эйру», — открытость бухты ветрам, которые приводят к образованию сильной волны и затрудняют пребывание на месте яхты, с которой проводились погружения.

Кроме того, по словам Марка Степанова, подводные работы помимо низких температур осложняли приливные и отливные подводные реки, и неоднозначная видимость, которая в разное время составляла от 5 м до полуметра, что также сказывалось на результатах погружений.

Сейчас археологам предстоит провести лабораторные исследования реликвий— по оценкам ученых, продлятся они не слишком долго, учитывая небольшой размер находок. После этого отчет об исследованиях будет передан в Институт археологии РАН. При этом, по мнению Марка Степанова, судно как таковое археологам интересно будет в первую очередь для накопления архиологического материала. Его конструкция — типовая для китобойных судов конца XIX века.

Участники экспедиции во время подготовительных работ на яхте Alter Ego | Источник: В. Мельник/«Открытый океан: архипелаги Аркти

— Судно сейчас является более оазисом на песчаном пустынном дне. То, что осталось, поросло водорослями, на которых живут тысячи разных организмов. И в целом это теперь не только памятник археологии, но и памятник природы, — рассказывает он.

Новость

Эта особенность делает «Эйру» предметом особого интереса для биологов. Учитывая, что известна дата, когда затонуло судно, сейчас данный «корабль-оазис» может помочь специалистам отследить, как именно развивались микроорганизмы и зарождалась жизнь на песчаном дне в этой приполярной бухте, рассказал порталу iz.ru руководитель экспедиционного центра ассоциации «Морское наследие» Евгений Ферштер, принимавший участие как в самой экспедиции 2018 года, так и в ее подготовке. При этом здесь возникает некоторый конфликт интересов между археологами и представителями естественных наук: для проведения дальнейших архиологических работ, в частности для зарисовки текущего состояния судна, водоросли, наоборот, потребовалось бы уничтожить.

Впрочем, отмечает Евгений Ферштер, на данный момент все основные работы, связанные с судном, завершены:

Вообще говоря задача выполнена. С точностью 99,9% мы установили, что это именно «Эйра». Какие-то работы дополнительные проводить довольно сложно, потому что там плохая видимость и сильное течение. Уже несколько последних спусков этим летом были довольно жесткими.

В любом случае с точки зрения истории освоения Арктики значимость находки огромная, убежден директор Музея Арктики и Антарктики.

— Это очень необходимая находка для истории Арктики, это история открытия и освоения Земли Франца-Иосифа Ли Смитом. Пароход был трагически раздавлен льдами, и с тех пор прошло ведь почти 140 лет: айсберги и куски льда могли разрушить корпус, его могло элементарно занести илом и тогда его тем более нельзя было бы найти. А они его не только нашли, но и идентифицировали, — говорит Виктор Боярский.

label

About the author