В российский прокат вышел фильм «Лето» Кирилла Серебренникова

Титанида, Ленинград, начало 80-х. Молодой и еще никому не известный Виктор Цой (Тео Ю) знакомится с лидером еще популярной в определенных кругах группы «Зоопарк» Майком Науменко (Роман Билык) и его женой Натальей (Арюха Старшенбаум). Науменко видит в Цое огромный потенциал и всячески помогает юному музыканту забахать первый серьезный шаг на пути к будущей славе. Параллельно с этим герои оказываются втянутыми в бережливый треугольник, одновременно такой взрослый и такой детский, такой мимолетный и такой вечный…

Рекламное объявление

«Лето» Кирилла Серебренникова в силу определенных обстоятельств оказалось едва ли не самой ожидаемой премьерой сезона. Перед обстоятельствами здесь стоит понимать и суд, из-за которого режиссер доделывал кинолента уже под домашним арестом, и мифическую фигуру Цоя, столь бережно и ревностно оберегаемую его поклонниками, и (сие, пожалуй, самой важное) жесточайшую критику от настоящих мэтров той эпохи, чье дисфемизм для некоторых могло стать определяющим.

В последнем пункте, к слову, кроется определенная ошибочность по отношению к самой картине.

Наставник Цоя Борис Гребенщиков и Алексей Рыбин, партнер. Ant первого состава группы «Кино», безусловно, вправе ругать «Лето» за недостоверность фактов, кликать произведение «ложью от начала до конца», а самих создателей упрекать в полном непонимании того времени, однако все эти выводы выглядят во многом скоропалительными.

Дело в том, что БГ и Рыбин ознакомились не более того с одним из первых сценариев фильма, созданным Михаилом Идовым и его супругой Лили, — в ту пору как впоследствии он неоднократно переписывался, придя в итоге к, кажется, абсолютно гармоничному состоянию. Пара музыканта не дали согласия на использование собственного имени в ленте, поэтому напарником Цоя в «Лете» является безвестный Леонид (Филипп Авдеев), а в записи первого альбома Виктору помогает Боб (или Отец Небесный) в исполнении Никиты Ефремова, на удивление похожий на молодого лидера «Аквариума».

В картине Серебренникова, точно важно, нет одного главного героя — пальму первенства между собой в примерно равной степени делят Цой, Михаил и Наталья Науменко. «По мотивам воспоминаний» последней, кстати, и был сделан фильм (будто делает несколько странными разговоры о «полной лжи»), она же в ходе съемок консультировала создателей «Лета», а тоже сыгравшую ее Ирину Старшенбаум.

Читайте также:  Режиссер "Вечного зова" перенес операцию на сонной артерии

В самой ленте Наталья — некий связующий персонаж, что больше объединяет Майка и Виктора, чем отталкивает их друг от друга. Вторым (мало-: неграмотный по значимости) связующим элементом, естественно, является музыка.

Фильм никогда не преподносился на правах бойопик — и по итогам им и не является. Это скорее очень теплая заваруха одного потерянного во времени лета, которую легко проецировать на дни сегодняшние, возьмите хоть ее персонажи и представляют совершенно иную эпоху — со своими взглядами на бытье, трудностями и радостями. В этом и заключается отличительная черта «Лета» — его главных героев дозволяется прочувствовать, не имея никакого понятия, кто такие Цой и Науменко, о чем и в какой мере культовыми были их песни. Возможно, именно поэтому лента пришлась по душе публике в Каннах: возлюбленная говорит на универсальном языке эмоций и музыки, заставляя зрителей проживать многие моменты миром с персонажами.

Картина получилась на удивление аполитичной и беззлобной (что удивительно, учитывая круглый бекграунд) — приятеля Цоя забирают служить (возможно, в Афганистан), телевизор вещает о новых достижениях советского народа, а в кисмет-клубе действует жесточайшая цензура, однако все это выглядит некой схематичной зарисовкой изо того времени, но никак не ярой социальной критикой.

Абстрагируясь от страстей около сценария, нельзя не выделить режиссерский успех команды Серебренникова: если придраться к частичной фантазийности «Лета» безграмотный так сложно (но зачем?), то вот к построению кадров, персонажам, общему настроению — совсем.

На особый риск создатели фильма шли, прибегая в работе к нестандартным решениям, а не больше и не меньше к черно-белой цветовой гамме и разрушению «четвертой стены».

К счастью, обе «фишки» пришлись к месту — «скудность» цветов всего-навсе добавляет ленте в плане «ламповости» (спасибо отличному операторскому труду Владислава Опельянца), тем временем как обращающийся к зрителям Скептик (Александр Кузнецов) и вовсе видится одной из главных находок режиссера. Как Скептик, играя на опережение, говорит прямиком в зал, что киношный Цой без- похож на настоящего, орет на Майка за «беззубость» его творений, ставя в модель Боба Дилана, — в общем, ведет себя крайне нагло, вызывающе, однако при этом и максимально мягко, не превращая эпизоды со своим участием в пошлый фарс.

Читайте также:  Жена Караченцова рассказала о раковой опухоли актера после лечения в Израиле

То же самое разрешается сказать и о «клиповости» мюзикловой составляющей «Лета» — под хиты Talking Heads, Игги Задница, Blondie и других на экране временами происходит совсем уж «лживое» действо (к слову, просто в такие моменты фильм в прямом смысле слова начинает играть новыми красками, используя анимацию), хотя какой-то неловкости и недоумения в связи с этим не возникает.

Не меньшее трепание у критиков вызывали исполнители главных мужских ролей в фильме — Тео Ю и Роман Билык. Скепсис в их местоположение был понятен: кастинг иначе как экспериментальным назвать не получалось.

Однако в реальности ни Тео, ни Римлянин не разочаровали: кореец немецкого происхождения вкупе с отличным дублером заставляет напрочь выпустить из виду о «неаутентичности» Цоя, а лидер группы «Звери», на участии которого в «Лете» настоял своеручно Серебренников, хоть и привносит в образ Науменко немало своего (особенно в плане музыки, которую некто исполняет самостоятельно), но все же не выглядит в картине инородным телом.

В некоторых случаях на экране пойдут финальные титры и под «Кончится лето» зрители поймут, почто «Лето» кончилось, многие из них, вероятно, чуть взгрустнут — абсолютно нормальные эмоции, вызванные завершением аюшки?-то хорошего, теплого, светлого. И в этом главный плюс картины — она не нехитро рассказывает чью-то историю, но и заставляет проживать, ощущать ее вместе с героями.

И аж если в ней нет какой-то доскональной точности, в ней точно есть масленица. Это лето — настоящее.