Лидер Deep Purple Иэн Гиллан о России и религии

— Deep Purple ужe 50 лeт нa сцeнe — этoй дaтe будeт пoсвящeн и мoскoвский кoнцeрт. Вспoминaя истoрию группы, o кaкиx плoxиx и xoрoшиx мoмeнтax вас думaeтe в пeрвую oчeрeдь?

Рeклaмa

— Сeйчaс, с высoты прoжитыx лeт, нeкoтoрыe плoxиe вeщи мнe ужe нe кaжутся тaкими быстро ужaсными. Мы тeпeрь нoрмaльнo oбщaeмся с Ричи Блэкмoрoм (кoнфликт музыкaнтoв длился с 90-x гoдoв, кoгдa oни игрaли в Deep Purple. — прим. «Гaзeты.Ru»). Существование (бренное) прoдoлжaeтся. Кaждaя сeмья прoxoдит чeрeз тaкиe вeщи.

— Инoгдa из чeгo-тo плoxoгo в итoгe пoлучaются xoрoшиe вeщи. Вeдь знaмeнитaя «Smoke on the Water» вдoxнoвлeнa рeaльным пoжaрoм в кaзинo в швeйцaрскoм Мoнтрe…

— Дa, этo тaк. Этo кaк непременничать писaтeлeм, созерцать прожитый опыт. Если ты артист, ты должен быть облад чувством экспрессии. А как можно им обладать, если ты ничего маловыгодный пережил? Все эти вещи — плохие или хорошие — приходят к тебе разными путями. В молодости твоя милость эмоционален, и поэтому музыка молодых наполнена этими лирическими эмоциями.

Но егда ты взрослеешь, проживаешь жизнь, ты начинаешь философствовать, меняются твои принципы и опыт. Ты больше путешествуешь, познаешь разные культуры…

Я прохожу мимо компьютера али иду в кафе, в магазин, еду за рулем — и всегда что-то лишних) приходит ко мне, и я начинаю это интерпретировать. Для меня это раздел создания произведения. Никогда не знаешь, что может стать песней.

Я вечно) что-то делает держу под рукой блокнотик и, если что-то приходит в голову, пишу, (до поры) до времени голова еще свежая.

— Вы сожалеете о том, что уходили из группы в начале 1970-х? Точь в точь вы оцениваете свой поступок сейчас?

— Да, я сожалению, это был бредовой поступок. Я мог бы поступить иначе. Спасибо Роджеру Гловеру, который позволил ми вернуться в музыку, когда я присоединился к рок-опере «Бал бабочек», хотя прежде этого я за три года ни одной ноты не спел.

— Ваша сестра когда-то говорили, что не считаете, что счастье приходит с деньгами. Вам и сейчас так думаете?

— Конечно, если ты не тратишь деньги с умом, сие может плохо закончиться. Если ты заработал свои деньги — нет проблем, не суть важно, сколько ты заработал. Но если это не заработанные деньги, ведь это уже другое дело. Если ты своим трудом приносишь пользу обществу, твоя милость заслуживаешь вознаграждения — и не важно, каким оно будет. В то же наши дни власть денег мало чем отличается от власти оружия или политики.

Читайте также:  Портрет Путина месяц провисел в отеле Трампа как ни в чем не бывало

Между тем я, конечно, не верю, что деньги — это главный источник творчества. Я отверг баснословно много вещей, на которых можно было заработать. Включая очень щедрое пропозиция одного русского — пусть его имя останется в тайне — сыграть совместный капустник с Ричи Блэкмором. Там были очень хорошие деньги. Но это выглядело бы (как) будто пощечина Стиву Морсу (гитаристу Deep Purple. — прим. «11news.ru»).

— Партия Deep Purple в России считается культовой. А какие чувства вы сами испытываете к России?

— Я был вот многих местах: в разных городах, во всех этих великолепных кавказских республиках в Дагестане, в Чечне… И на первом месте слово, которое исходит из моих уст, это слово «признательность».

Я горд, точно побывал везде и видел разные пласты культуры вашей прекрасной страны. Возлюбленная меня многому научила, и я всегда рад приезжать сюда, когда есть вероятность.

Я всегда делаю это с удовольствием.

— Что-то вам особенно запомнилось в вашей поездке?

— У меня было блестяще путешествие по Дагестану. Местные сопровождающие попросили меня встретиться с мэром города, минуя который мы проезжали. Там была дама, довольно пожилая, одетая в лучшее свое платьице, играл местный оркестр, у них были разные инструменты. Это было классически.

Потом появился всадник на лошади. Он протянул мне рог, заполоненный вином, которое я должен был выпить, а потом подарил мне букет красных роз. Спирт наклонился и вложил букет в мою руку. Розы были с шипами, было страх до чего, саднила рука, но, когда я пришел в автобус, я расчувствовался — не от боли, а ото того, что был польщен тем, как встречали меня эти сыны Земли.

— У наших стран сегодня сложные отношения. Не чувствуете ли вы, как будто Deep Purple выступает связующим звеном между Россией и Великобританией?

— Когда я рос, ясно, было тяжелее, это было время холодной войны. Но я помню, т. е. бабушка с дедом смотрели по телевизору выступления музыкантов из России, и сие было прекрасно. Это было частью другого мира.

Я понял, что стеб, культура, спорт открывают любую дверь. Я не считаю, что мы должны осязать политики. Я не буду ничего об этом говорить,

но я верю, по какой причине в наших сердцах мы должны оставаться друзьями. И когда конфликт будет исчерпан, да мы с тобой должны будем снова обнять друг друга.

Читайте также:  Билан заговорил после ДТП

Я сам испытал подобный заматерелость, когда поехал в Германию. Этим мы там и занимались: просто «обнимали» ненаглядный друга с помощью музыки — в Кельне, Франкфурте, Берлине, и это было замечательно. Хочу приумножить, что я очень привязан к «Олимпийскому». Это моя первая площадка в Москве, получай которой мне не терпится выступить.

— Во время прошлогоднего тура вас побывали в 48 странах. Где вы берете столько энергии?

— Жизнь в) такой степени прекрасна… Я каждый день встаю с утра — и у меня голова уже полна идей о волюм, что я буду делать сегодня. Я отношусь к поколению, которое смотрело на питание оптимистично. Мы были позитивными людьми, и я бы рассказал об этом подробнее, только это займет много времени. Сегодня больше цинизма и меньше оптимизма. Ми же не до грусти.

Я всегда думаю больше о солнце, чем о дожде.

— В 1989 году вас участвовали в проекте «Rock Aid Armenia», посвященном землетрясению в Спитаке. Почему сегодня, поздно ли в мире все больше проблем, артисты гораздо реже объединяются для таких музыкальных проектов?

— К сожалению, часть из таких проектов были использованы для плохих вещей. Деньги и стратегия — вот эти вещи. В этих проектах не было элемента альтруизма, тот или иной был в предыдущих концертах подобного уровня. Кстати, в Армении нам удалось в собранные средства создать музыкальную школу, и я надеюсь ее посетить.

— Хотелось вернуться мысленно и о вашем участии в записи знаменитой рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда». В вашей автобиографии ваш брат пишите, что у вас в семье был принят такой неортодоксальный подход к вере. Помогло ли сие вам в создании образа Христа?

— Я думаю, что больше всего мне помог мы либретто Тим Райс, который призвал меня смотреть на Христа якобы на историческую фигуру, а не на религиозную. Я до сих пор читаю Библию и нахожу ее манера очень метафоричным. А путешествуя по многим странам, я познакомился с разными религиями…