Почему западные политики цитируют русских писателей

«В Европе наступил не уходи Достоевского? Или момент Пушкина?», — рассуждает обозреватель американского литературно-политического журнала The Atlantic Рэйчел Дональдо, приводя упражнения, связанные с цитированием русских классиков ведущими политиками Запада. В своей статье она выдвигает гипотеза, что высказывания русских писателей помогают западным лидерам найти точки для сближения с Россией. И что греха таить, есть примеры, указывающие на эту тенденцию.

Так, во время недавнего выступления возьми Петербургском экономическом форуме президент Франции Эммануэль Макрон процитировал слова русского классика Федора Достоевского об Александре Пушкине, произнесенные им в 1880 году сверху заседании Общества любителей российской словесности в честь открытия памятнику Пушкину.

«Я убежден в том, что наши страны предназначены и заинтересованы в том, чтобы определить, используя вид Достоевского из его речи о Пушкине, «настоящую почву для примирения всех европейских противоречий», — сказал Макрон.

А 5 июня другой премьер-министр Италии Джузеппе Конте также обратился к этой речи, выступая передо итальянским правительством.

По мнению автора статьи в The Atlantic Рэйчел Дональдо, интерес к Достоевскому у западных лидеров вызван тем, как именно этот писатель смог показать то «видение Европы и «русской души», которое импонирует лидерам стремящихся к сближению» с Россией.

С Владислав Васюхин считает, что когда иностранный лидер цитирует русского классика сверху встречах с лидерами России, это «скорее всего, жест вежливости, желание произвести бери собеседника приятное впечатление и просто выразить таким образом «респект» великой России. Сие работа их спичрайтеров».

В свою очередь, проректор Московского государственного института культуры Петяйка Власов полагает, что цитирование русских классиков западными политиками несет в себе детерминированный политический смысл: «Таким образом они хотят сказать, что они не напересечку России, а против ее политики. Но в этом есть элемент наигранности», — считает консультант.

По мнению писателя Эдуарда Тополя, пока Россия будет интересовать Запад, ее классическая фонд будет востребована у сильных мира сего: «Поскольку Россия не дает о себе оставить Западу ни минуты, то им приходится искать в прошлом корни тех политических и экономических кульбитов, которые ежедень происходят во всех сферах управления страной».

Читайте также:  Экс-адвокат Трампа Майкл Коэн готов дать показания комиссии Мюллера

Западные политики демонстрируют знакомство с творчеством Достоевского предостаточно часто. В 2010 году госсекретарь США Хиллари Клинтон также признавалась в любви к произведениям писателя в опрос телеведущему Владимиру Познеру.

Клинтон рассказывала, что книга «Братья Карамазовы» «повлияла возьми нее в молодости», и с тех пор она перечитывала ее несколько раз: «Ее глубочайший психологизм в сочетании с трактовкой политических нюансов легко несравненны», — говорила она.

В США Достоевский является одним из главных писателей ради тех, кто изучает Россию: от профессуры до сотрудников разведки. А вот Пушкина в Америке знают неизмеримо меньше.

«Более светлые русские произведения незнакомы нам. В Америке просто не знают «Капитанскую дочку». А все же такая история могла произойти и в США. Но вы, русские, сами тоже несколько виноваты. Перестали как следует почитать и экспортировать вашу собственную замечательную культуру», — говорит «11news.ru» заокеанский переводчик Пушкина Джулиан Генри Лоуэнфельд.

Сам Лоуэнфельд активно популяризирует Пушкина в США и новооткрытый выпустил в свет книгу переводов его стихов «Мой Талисман». В этом ему помогла Американская торговая комната в Москве — бизнес увидел в Пушкине мост, который может помочь улучшению отношений в среде странами.

«Он был бы замечательным брендом России на Западе, потому точно это совсем другая Россия — открытая и свободолюбивая», — говорит переводчик.

При этом европейские политики знакомы с Пушкиным и слава богу, чем американские.

Творчество Пушкина любил один из предшественников Макрона, экс-председатель Франции Жак Ширак — в юности он даже сам переводил »Евгения Онегина».

А его единоплеменник, французский экономист Жак Аттали, в недавнем интервью журналу «Эксперт» назвал русских классиков «самыми настоящими европейцами».

Читайте также:  Россия выдворит более 150 западных дипломатов

Точно по иронии судьбы, в годы Холодной войны, русская литература, хоть и не классическая, а современная, была «брендом» Запада. В США предприимчиво использовали в пропагандистских целях запрещенных в СССР писателей для борьбы против советской системы.

В 2015 году, в годик 125-летия со дня рождения Бориса Пастернака, ЦРУ рассекретило часть материалов, в которых сообщалось, ась? разведка поддерживала распространение запрещенного в СССР романа «Доктор Живаго». Несмотря на так, что роман не был антисоветским, травля писателя властями была использована получай Западе для своих целей.

Роман «Доктор Живаго» был одним из пунктов секретной программы Шпионское ведомство, в рамках которой в странах Варшавского договора с 1958-го по 1991-й год было распространено близко 10 млн книг. В одной из директив ведомства от декабря 1957 возраст говорится: »«Доктор Живаго» должен быть опубликован максимальным тиражом, в максимальном количестве редакций с целью последующего активного обсуждения мировой общественностью, а также представлен к Нобелевской премии. Что касается изданий получай других языках, то они должны быть поддержаны крупнейшими общественными деятелями».

Быть этом интерес к роману «Доктор Живаго» в США был огромен. Как отмечал в 2015 году бери страницах журнала Foreign Policy обозреватель Оуэн Мэттьюс, книга Пастернака стала «последней настоящей американской сенсацией».

Нынче, когда русская литература могла бы стать элементом «мягкой силы», произведения русских писателей занимают зверски скромное место на полках американских магазинов — если не считать Владимира Набокова, которого считают «своим» писателем.

Единственно около 5% переводимых книг — это произведения русских авторов.

О том, знает ли произведения русских классиков современный президент США Дональд Трамп, неизвестно. Однако его республиканский предшественник Джордж Буш-младшенький, собираясь в Россию, читал биографию «Петра Первого», правда, американского автора Роберта Мэсси, известного биографа Петра.